Представлен
Представлен

Чемпионат мира по футболу FIFA 2018 в России™

14 Июня - 15 Июля

Чемпионат мира по футболу FIFA 2018™

Антуан Гризманн: У меня пока не было времени осознать, что я – чемпион мира

© Getty Images
  • Гризманн был одной из самых ярких звезд в составе триумфаторов ЧМ-2018 в России
  • К главному титулу Антуан в минувшем сезоне добавил титулы победителя Лиги Европы и Суперкубка УЕФА в составе «Атлетико»
  • Француз входит в число 11 номинантов на звание Лучшего игрока мира 2018 по версии FIFA

Он празднует забитые голы танцем, подсмотренным в видеоигре. Он объявил о своем решении отказаться от перехода в «Барселону» и остаться в мадридском «Атлетико» в документальном фильме, запечатлевшим изнутри все перипетии принятия этого непростого решения. Он любит баскетбол не меньше, чем футбол (а может быть, даже больше), фотографируясь и обмениваясь снимками со своими кумирами из НБА, как обычный болельщик. Он на 100 процентов ощущает себя французом и уругвайцем… Футболист Антуан Гризманн – личность незаурядная.

Для звезды сборной Франции, ставшей в России чемпионом мира, и мадридского «Атлетико» этот год стал невероятно успешным, а увенчать его футболист может призом Лучшему игроку года FIFA The Best.

Сейчас, когда завершилась подготовка к многообещающему клубному сезону («Мы намерены стать еще лучше, чем в прошлом сезоне»), Антуан побеседовал с FIFA.com о бурных событиях последних месяцев.

– Победы на мундиале со сборной Франции, в Лиге Европы с «Атлетико» и совсем недавно – Суперкубок УЕФА и номинация на приз лучшего игрока мира 2018 по версии FIFA… Антуан, как вы оцениваете для себя этот год?
– Это самый значимый год в моей карьере, потому что он принес мне сразу три титула. После двух проигранных в 2016 году финалов, в Лиге чемпионов и Евро, я стремился к этим успехам, они были мне очень нужны, ведь в этом и заключается цель – выигрывать титулы. Я просто счастлив и очень горжусь тем, как провел этот год. И очень доволен, что попал в число номинантов на звание лучшего футболиста. Благодаря своим товарищам по сборной и клубу мне удается быть среди лучших.

© Getty Images

– Вот уже сколько времени говорят о завершении «эпохи Месси и Роналду», однако проходит год за годом, а они по-прежнему остаются на вершине. Как будет в этом году?
– Действительно, уже очень давно Месси и Роналду играют на высочайшем уровне. Своей игрой они не позволяют усомниться в своем превосходстве, делая это в лучших командах, и иерархия «Криштиану, Месси и все остальные» имеет все шансы сохраниться. Те, кто идут за ними, стараются приблизиться к двум лидерам, но дистанция по-прежнему велика.

– Они сами признаются, что соперничество друг с другом заставляет каждого из них поддерживать высочайший уровень. Цель занять их место на троне, которая, казалось, была так близка, скажем, в 2016-м, мотивирует и тебя тоже?
– Мне всегда хочется стать лучше, чем я был годом ранее, ведь без такого желания очень трудно приблизиться к Месси и Криштиану, забивающим по 50-60 голов за сезон. Пока эти двое находятся на другом уровне. Можно навязать им борьбу в каком-то отдельном году, но делать это из сезона в сезон не удается. Но я сравниваю себя с Неймаром, Левандовски, с раскрывшимся в этом году Мбаппе, с Азаром… Стараюсь совершенствоваться и смотреть, что получается у других.

© Getty Images

– Каково это – проснуться однажды утром и сказать себе «Я – чемпион мира»? За прошедшие недели ты осознал то, что произошло в России?
– Нет, потому что для этого просто не было времени. Постоянно играешь, тренируешься… Суперкубок Европы, Ла Лига, сейчас вот опять будет сбор национальной команды. Хотя по каким-то деталям ты понимаешь, что кое-что изменилось. Например, на футболке сборной Франции теперь появилась вторая звезда. Но все-таки до конца я еще не осознал… Если говорить о сборной, то нам нужно работать так же, как прежде. Через два года – Чемпионат Европы, и мы хотим выиграть его. А потом в прицеле появится мундиаль в Катаре. У нас очень молодая команда, наверное, она была одной из самых молодых на ЧМ-2018, и это обстоятельство должно нам помочь.

– Перед ЧМ-2018 Франция входила в число основных претендентов на титул, а вот другие записные фавориты сошли с дистанции задолго до финиша. Чья неудача оказалась для тебя самой неожиданной?
– Наибольшим сюрпризом лично для меня стал вылет Бразилии в четвертьфинале, потому что в Россию пентакампеоны привезли очень сильную команду. У себя в отборочном турнире бразильцы проиграли всего один матч, а ведь южноамериканская квалификация – очень тяжелое испытание для любой команды.

– Поражение Бразилии привело к тому, что четверка полуфиналистов была чисто европейской. На твой взгляд, это следует считать скорее стечением обстоятельств или правильнее говорить о том, что увеличивается разница между Европой и остальным миром?
– Полагаю, что европейские сборные лучше подготовлены в тактическом отношении. Ими руководят тренеры, придающие большое значение тактике и много работающие над этим компонентом. Я считаю, что на последнем мундиале решающую роль сыграла тактическая подготовка.

– Франция завоевала мировую корону через два года после неудачи в финале УЕФА Евро. Помимо очевидных различий между этими двумя финалами, можно теперь сказать, чего не хватило «трехцветным» в 2016-м по сравнению с ЧМ-2018?
– Нам немного повезло. В финале трудно победить без везения, да и состав немного поменялся. На мундиале у нас был более мощный атакующий потенциал в сравнении с Евро-2016, но и оборона была очень надежной.

© Getty Images

– Во время мундиаля высказывались критические замечания в адрес Франции, схожие с теми, что звучат в адрес мадридского «Атлетико». Действительно ли победа команды, сознательно уступающей сопернику преимущество в контроле мяча, менее почетна?
– Виной всему Гвардиола и «Барселона» под его началом (смеется). Весь мир хотел играть по схеме 4-3-3 в стиле «тики-така», потому что у всех перед глазами были их успехи. Однако для тики-таки нужны определенные футболисты и соответствующая игровая философия. Как, например, мы видели в «Барсе», в которой к этому стилю игроков готовили сызмальства в академии клуба. Франция исповедует тот футбол, который позволил нам одержать победу в России. Могу сказать то же самое об «Атлетико». И меняться мы не собираемся.

- Из всех матчей в России…
– Поединок с Перу (смеется). Ведь вы хотели спросить, какой оказался самым сложным, не так ли? Да, игра с Перу. В частности, именно тот матч заставил нас поверить в схему 4-4-2, которую мы потом применяли до конца турнира («трехцветные» начали мундиаль со схемы 4-3-3, но в игре с Перу перестроились – прим. ред.) Трибуны почти целиком были заполнены перуанскими болельщиками, и было ощущение, что мы играем у них дома. Нам пришлось очень тяжело, но у своих ворот мы сыграли надежно, и команда проявила высокую сплоченность. Перуанцы очень хорошо выглядели в России, но, наверное, им не хватило опыта.

– Еще до начала мундиаля ты объявил о том, что останешься в «Атлетико». Причем сделал это в документальном фильме «Признание». Как ты полагаешь, этот новаторский формат может быть подхвачен твоими коллегами-футболистами?
– Не знаю, стану ли я создателем нового тренда, но я просто хотел показать то, что обычно остается за кадром. То тяжелое, через что приходится пройти. Когда иногда не удается заснуть, когда советуешься с женой, с родителями, с друзьями… Бывает так, что на следующий день меняешь вроде бы принятое решение. И я хотел все это показать. Кому-то фильм понравился, кому-то нет, но цель моя была такой, как я сказал.

Еще по теме